МЕНЮ

Принципы реставрационных работ в ландшафтной архитектуре и строительстве.

Все в природе, соединено тончайшими связями. И потому исследование природы должно идти комплексно — так, чтобы не нарушать этих связей; надо постигать природу, не разрушая ее, а сохраняя и улучшая.

Единство архитектурных объектов и ландшафта/

Мы терпеливо создаем музеи и бережно пытаемся сохранить даже небольшие черепки, дошедшие до нашего времени и выкопанные археологами, все мелочи быта наших предков, все произведения искусства былых времен. Мы по крупицам собираем все, что связывает нас с далекими предками, и необходимость этого не оспаривается никем. Так неужели менее необходимо и менее понятно, что столь же тщательно нужно сохранить даже самые небольшие образцы той природы, той естественной базы, на фоне которой жили, трудились и творили наши предки? Общественное значение сохраненной природы и заключается в том, что она — источник и фон труда и творчества прошедших поколений.

Чтобы убедиться в сказанном, проанализируем антураж лишь нескольких выдающихся произведений русской архитектуры, рассматриваемых в наши дни как классические.

Ансамбль Ростово-Ярославского кремля, названный академиком И.Э. Грабарем «рассадником древнего искусства», раскинулся на берегу озера Неро. Поражают воображение мощь каменных стен, выразительный декор старинных сооружений, неуязвимые краски древних фресок. Здесь же — бывший Архиерейский дом, который трудно представить без Митрополичьего сада. Вода и зелень, безбрежный простор и творение зодчих — трудно вообразить эти компоненты независимо друг от друга: они величественны и прекрасны только в комплексе.

Спасо-Преображенский собор.

Переславля Залесского тоже невозможно представить без органичного слияния с природой. Он является архитектурной доминантой большой площади, что позволяет воспринимать белокаменную громаду храма с большей дистанции в прекрасном обрамлении берез. Лиричность образа Спасо-Преображенского собора подчеркивает также антураж из цветочных клумб.

Но, пожалуй, больше всех архитектурных жемчужин древней и современной России органично воспринимаются два храма — церковь Покрова на Нерли в пригороде Суздаля и церковь Бориса и Глеба в Кидекше.

Эстетическое воздействие природы на человека ни у кого сейчас не вызывает сомнений.

Разве мало вдохновенных произведений живописи, музыки, литературы и скульптуры создано нашими предшественниками и современниками под воздействием живой природы? Истощать этот источник вдохновения и замкнуться в урбанизированном ландшафте равносильно преступлению в эстетическом плане. Неудивительно поэтому, что человек, живущий в городах-миллионерах и мегаполисах (и не только в крупных городских агломерациях* 2), стремится хотя бы искусственно приблизить себя к природе, воссоздавая ее фрагменты в виде произведений жанровой скульптуры на улицах, площадях, скверах и парках. На этом фоне трудно, просто невозможно понять поведение и властей, и самих горожан по отношению к отдельным памятникам природы. Например, жители Вешенского района Ростовской области с гордостью показывают всем туристам уникальнейший памятник природы 400-летний дуб, который они любят и холят. В городе-заповеднике Таганроге не менее внимательно относятся к трем дубам 240-летнего возраста, сохранившимся в жилом микрорайоне Дубки, к 170-летнему дереву гинкго и 170-летнему дубу на территории городского сада. Эти деревья-великаны, внесенные в областной список памятников природы, ограждены и имеют соответствующую информацию на гранитных стелах-камнях. Но почему в этом же городе не помогли выжить, не уберегли уникальный экземпляр тутовника на Греческой улице, живший рядом с дворцом императора Александра I Благословенного? Этот тутовник был ровесником Таганрога; он видел А.С. Пушкина, посетившего город по пути в ссылку на Кавказ в начале июня 1820 года и остановившегося на ночлег в этом дворце. Безразличное, безучастное отношение горожан к памятнику природы привело к его гибели пять лет назад. А ведь в городе десятки вузов, колледжей, школ... Не нашелся ни один коллектив, который бы поливал тутовник, своевременно производил обрезку сухих веток, удобрял почву. Дерево погибло, зажатое со всех сторон асфальтом и мостовыми.

Однако вернемся к приятному, обратившись к объектам природы в донской столице.

Городской сад старейший в Ростове-на-Дону. По своей площади (11 га) он смехотворно мал для города с миллионным населением и фактически обслуживает лишь один из городских районов Ленинский. Парк находится на сравнительно пересеченном рельефе: через него проходит высохший безымянный ручей, в русле которого разбит оригинальный цветочный партер. Что удивительно — за последние сто лет слегка изменился лишь рисунок цветочных композиций на клумбах, но традиция, рожденная на грани XIX-XX веков, добросовестно сохраняется.

Обобщая изложенное, обращаем внимание на то, что реставрация памятников архитектуры не может осуществляться в отрыве от природного ландшафта. Необходимо тщательно изучить старинные фотографии, литературные описания, выслушать рассказы старожилов (если, конечно, они живы и наблюдательны) и воссоздавать памятники истории и культуры в природном окружении.

Казалось бы, совсем немного надо: оставьте две-три вековые березы (или посадите их!) пусть шумят! С горечью вспоминаешь, как дотошный англичанин лечит трехсотлетний дуб с единственной живой веткой может, поживет еще. Ведь дуб олицетворяет Англию! А не является ли олицетворением русских городов северной полосы ель, средней полосы береза, дуб, клен, а южных акация, тополь, каштан? Трудно ведь представить улицы Краснодара, Таганрога или Ростова без белых акаций.

И как здесь не вспомнить стихи о березе:

  1. Рад зеленеющей березке,
  2. Которую увидеть смог.
  3. На незнакомом перекрестке Больших, проселочных дорог.
  4. Она приветливо встречает.
  5. Зеленой кроною шумит.
  6. Всем, кто мимо проезжает,
  7. Улыбку светлую дарит.
  8. Березку взглядом провожаю,
  9. В душе становится теплей...

С годами часто вспоминаю Проселки Родины моей.

Хостинг от uCoz